Богданов Вячеслав Иванович

Богданов Вячеслав Иванович

Богданов Вячеслав Иванович

6 января 1938 года
Полковник в отставке
Директор федерального бюджетного учреждения Объединения по эксплуатации и техническому обслуживанию федеральных архивов

Биография

Я родился в городе Тамбове в семье военнослужащего. Мой отец, Иван Яковлевич, был профессиональным военным. Он предъявлял к себе высокие служебные требования. Имея 4 класса образования, он всё свободное время отдавал самообразованию, поэтому соответствовал тем должностям, которые занимал. Много читал, прекрасно играл в шахматы. Ещё, будучи курсантом Тамбовского пехотного училища, отец показал такие результаты учёбы, что ему в отличие от остальных курсантов-выпускников присвоили звание не лейтенанта, а старшего лейтенанта и оставили на службе в училище. Подготовке будущих офицеров он посвятил всю свою службу. В годы Великой отечественной войны воевал на территории Польши и Германии. Был ранен. Награжден орденами и медалями. Демобилизовался отец в звании полковника, его последняя должность была начальник тактического цикла. В 64 года он ушёл из жизни после тяжёлой и продолжительной болезни.

Мать, Надежда Ивановна, в детстве научилась шить и пользовалась большим успехом у заказчиков. Живя в военном городке, она смогла найти себе работу в швейной мастерской училища. Женщина она была активная, жизнерадостная, занималась спортом, участвовала в художественной самодеятельности и при этом не обделяла нас с сестрой своим вниманием. Она всё успевала. В тяжёлые военные годы, пока отец был на фронте, находясь в эвакуации в Казахстане (г.Семипалатинск), занималась заготовкой овощей для фронта. По возвращении из эвакуации только шитьём она смогла сохранить нас. Шила она днём и ночью. Мы с сестрой всегда засыпали под шум работающей швейной машинки. Иногда я просыпался от отсутствия этого шума и видел скорбное, озабоченное лицо матери, которая, прижав ладонь к никелированному колесу, внимательно и долго смотрела на нас с сестрой. К моменту нашего пробуждения мать возвращалась с базара, принося вязанку дров, что-нибудь из еды, полученные в обмен на её пошивочные изделия.

Завершилась война. Отец приехал из госпиталя. Ему предложили должность командира полка в Москве и преподавательскую должность в Петрозаводском пехотном училище. Он выбрал последнюю. Петрозаводск тогда был столицей Карело-Финской ССР. Мама до конца дней своих была домохозяйкой. Все её усилия были направлены на создание домашнего уюта, заботу о детях и отце, который все служебное время проводил на полевых занятиях, приходил голодный и холодный. Мы же с сестрой были окружены глубокой и нежной любовью, которую только могут подарить детям их родители.

Моё детство прошло в военных городках. В восемь лет отец брал меня на занятия с курсантами. Я со стороны наблюдал процесс их обучения и старался повторять то, что они делали. Присутствовал на стрельбах из стрелкового оружия, миномётов и орудий. Мало того, я даже стрелял из пулемёта «Максим». Мои детские руки не позволяли одновременно работать с двумя его гашетками, поэтому курсант поднимал одну из них, а я нажимал на другую. Один раз дали произвести выстрел из орудия небольшого калибра. Я со страхом и удовольствием дёрнул за «колбасу» — верёвку обтянутую кожей приводящую затвор орудия в действие. Ездил на броне танков и самоходных орудий.

Таким образом, никакой другой жизни, кроме военной, я не наблюдал. Мнение моего отца, для которого любое отступление от пути чести, долга было невозможным, направляло меня всю мою жизнь. В силу этих обстоятельств из года в год у меня крепло желание служить Отечеству в вооружённых силах. Поступать в военное училище с «гражданки» в те годы не разрешалось, поэтому пришлось ждать призыва в армию. По окончании школы в 1956 я работал в радиомастерской и одновременно учился в автошколе при ДОСААФ.

В 1957 году я был призван в армию и направлен для прохождения службы в дивизионную автошколу в город Кандалакша. Вскоре я узнал о том, что Петрозаводское пехотное училище, где до 1955 года преподавал мой отец, объявило дополнительный набор. Я получил от командования разрешение на поступление в училище. Характерно, что при сдаче вступительных экзаменов проверялась также строевая и физическая подготовка. Мне единственному, из сдававших, была поставлена по строевой подготовке хорошая оценка. Эта дисциплина на протяжении всей моей военной службы занимала особое место. Трудно передать словами то, что я испытал, надев форму курсанта военного училища. За время учёбы я, наверное, проявлял себя неплохо. Подтверждением тому служит тот факт, что я единственный курсант первого курса был удостоен участия в параде посвящённому Дню Победы. Обычно в параде участвовали только старшие курсы. Конечно, меня переполняла гордость, но я старался скрывать свои эмоции. Хотя, безусловно, я честолюбивый человек, и карьера для меня играет большую роль.

Конец 50-х-60-е годы ознаменовались Хрущёвскими реформами и сокращением Вооруженных сил. В свете этих событий наше училище было расформировано, а мой 2-й курс перевели в Ленинградское высшее общевойсковое командное училище. Первый год мы учились в Северной столице, а затем нам построили казармы в Петродворце. Особенность прохождения учёбы в училище состояла в том, что я находился в составе почётного караула Ленинградского гарнизона, который был сформирован на базе нашего училища. Сначала я действовал с карабином, затем был назначен знамёнщиком училища и ходил в почётном карауле с Боевым Знаменем училища. Мы постоянно интересовались делами московского почётного караула. Единственным источником сведений о нём было радио. Мы знали, если к нам едет делегация, значит, сначала прибудет в столицу, и ловили новости из Москвы, чтобы узнать, как действовал почётный караул Московского гарнизона. Тогда по радио всё рассказывали подробно: прослушивали команды, перестроения, ответ на приветствие, постановку ноги при прохождении торжественным маршем. Так что у нас получалось такое заочное общение и подъём соревновательного духа. Кроме того, я был командиром отделения. Моё отделение было образцово-показательным по строевой подготовке, какая б комиссия не приехала, какие б гости, иностранные или соотечественники не были, я со своим отделением демонстрировал строевую выучку. Не скажу, что строевая подготовка была моей страстью, но я отдавал дань ей, как и любой другой военной дисциплине.

В 1960 году я окончил училище с отличием, поэтому мне предложили выбрать место дальнейшей службы. Я записался в группу советских войск в Германии, так как хотел проявить себя «в полях», однако накануне выпуска к нам приехала группа офицеров из Москвы и стала приглашать некоторых курсантов на беседу, в том числе меня. На встрече они предложили мне переехать в столицу, что для меня, видевшего только разрушенный Тамбов, деревянный Петрозаводск, да послевоенный Ленинград, было увлекательно. Рассказы о «прелестях» караульной службы меня не смутили. В итоге я согласился и в октябре 1960 года прибыл в столицу.

В Москве тогда была воинская часть № 62128 — 4-й отдельный стрелковый полк охраны Министерства Обороны СССР. Личный состав полка должен был знать пропуска, действующие в зданиях министерства, а их было множество – министерские, генштабовские и т.д.,- так досконально, вплоть до того, каких цветов вклейки, какие особенности имеют печати, где должен быть разрыв на пояске печати, какие шифры и где они должны быть расположены и т.п. Тонкостей – тьма… Скажу прямо, служба была не лёгкая, а главное ответственная. Через посты, на которых несли службу мои подчинённые проходили офицеры, генералы и маршалы. 4,5 года, будучи командиром взвода, я нёс службы начальником караула, в состав которого входил не один десяток постов. Взвод у меня из года в год завоёвывал звание отличного. Кроме того, для сопровождения Боевого Знамени при выносе его к полку и относе к месту хранения мой взвод был назначен приказом знамённым взводом, так как выделялся не только показателями в боевой и политической подготовке, но и строевой выучкой.

В 1961 году женился. Со своей супругой познакомился в забавной ситуации: когда в 1960 году ударили первые заморозки, я с товарищем шёл со службы в общежитие, поскользнулись и начали падать. Рядом оказались две девушки, две сестры, которые нас удержали. Одна из них, Татьяна Петровна, на следующий год стала моей женой. Весь период нашей совместной жизни я ощущаю постоянное внимание и заботу с её стороны. В 1962 году у нас родилась дочь Елена.

Шёл третий год моей офицерской службы в в/ч 62128, когда я был вызван командиром батальона подполковником Чаленковым Н.С. Он спросил меня «Богданов, ты хочешь быть командиром роты?» Я ответил: «Конечно, хочу!» — «Хорошо, иди». Спустя несколько месяцев он снова вызвал меня и повторил вопрос, я опять сказал, что хочу, а он мне и говорит: «Так почему ты не вступаешь в партию?» Дело в том, что в те годы командир роты должен был быть коммунистом. Я ответил, что не готов к этому важному шагу, но он меня разуверил в этом. Мне были даны рекомендации, через несколько месяцев я стал кандидатом в члены партии и спустя некоторое время был назначен командиром 1-й роты полка. Рота была 5-ти взводного состава, имела численность 185 человек, предназначена для охраны генерального штаба. « Покой нам только снился» такими словами можно охарактеризовать мою службу в этой должности.

В одном со мной полку проходил службу в должности командира роты капитан Злобин В.Ф. Со временем он был переведён на должность командира роты почётного караула Московского гарнизона. И вот спустя год-полтора командир полка сообщил мне: «О тебе хорошо отзывается майор Злобин В.Ф., так что военный комендант города Москвы вызывает к себе. Давай поезжай к нему на беседу». Так как почётный караул был мне знаком по учёбе в училище, я поехал на беседу к военному коменданту города Москвы, Герою Советского Союза, генерал-лейтенанту Колесникову Ивану Степановичу. Он посмотрел на меня,- чувствую, что внешний мой вид его более-менее удовлетворил, — сказал: «Прежде чем начать с тобой разговор, подай команду и как можно громче!» Я застеснялся, но он настоял: « Не смущайся, давай!». И тут я скомандовал: «Для встречи справа на кра-УЛ!», даже шторки на окнах зашевелились. Тогда И.С. Колесников говорит: «А теперь давай знакомиться. Ты мне подходишь». Через некоторое время я возглавил 1-ю Отдельную роту почётного караула и командовал ею шесть лет, с октября 1967 по декабрь 1973-го. О том, соответствовал ли я занимаемой должности, говорит срок службы.

Хочу рассказать о таком интересном факте. В 1968 году, когда отношения СССР с Чехословакией были напряжённыё, нам довелось провожать её военную делегацию. Она отлетала на двух самолётах АН-24 – это судна с четырьмя двигателями, по два на каждом. Никогда перед началом церемонии двигатели не запускались, однако в тот раз: то ли нам решили насолить, то ли ещё по какой причине, но заработали все четыре двигателя. Грохот стоял на всё Внуково-2, ничего не слышно. И всё же мне удалось перекричать весь шум и донести команды до самой последней шеренги. Однако это вызвало кровоизлияние голосовых связок, и две недели я потом не мог произнести ни слова. Конечно, врач выписал мне справку, что я нуждаюсь в освобождении от службы. Прихожу я с этой бумажкой к военному коменданту, показываю, а он прямо на ней пишет: «Освободить, кроме строевой подготовки». Я в ответ тоже пишу: «Как же я буду руководить?» И он отвечает: «А вот так!» и делает манипуляции кулаком.

В апреле 1970 года военным комендантом города Москвы был назначен талантливый руководитель генерал-майор Астахов Пётр Иванович. Он внёс свежую струю во все стороны жизни комендантского коллектива, быстро вошёл в курс дела, не только учил подчинённых, но и учился у них. При нём служба была трудна и интересна, потому что он не только жёстко спрашивал,- а его интересовала любая деталь,- но и умел ценить работу подчинённых: он подписал мой рапорт о поступлении в военную академию, помог получить квартиру.

К сожалению, Пётр Иванович Астахов, рано ушёл из жизни. 16 июня 1972 года его сердце не выдержало больших моральных и физических нагрузок и преждевременно навечно остановилось в самый разгар его кипучей, очень интересной по замыслам и содержанию деятельности на посту военного коменданта города Москвы. По заслугам похоронен на Ново-Девичьем кладбище.

На смену ему в 1973 году пришёл генерал-майор Серых Владимир Дмитриевич, исключительно требовательный и волевой военачальник, в достижении поставленных целей не знающий преград. Материально-техническая база комендатуры получила дальнейшее развитие. При нём я в декабре 1973 года был назначен командиром 99-го отдельного комендантского батальона (в/ч 01904). Дислоцировался батальон в районе Крутицкого подворья, где единственным кирпичным было 4-х этажное здание казармы. Остальные строения были деревянные. За короткий срок были переоборудованы помещения в военном городке Лефортово и 99-й ОКБ, 1-я ОРПК, 3-й ОВОПК, ВАИ и некоторые другие службы комендатуры были размещены в них. Передислокация прошла на высоком уровне и, я считаю, что в этом заслуга В.Д. Серых, который не разрешал нам переезжать, пока новые казармы не будут полностью готовы. Он требовал, чтобы все двери помещения были занумерованы, на их наружной стороне вывешена табличка с указанием назначения помещения и тому подобные мелочи. На новом месте значительно увеличился объём решаемых задач. Кроме подразделений комендатуры в военном городке Лефортово располагались: ОДО, оркестр штаба МВО, окружная спортивная рота, ансамбль песни и пляски округа, две строительные роты. Батальонная столовая кормила около 2 тысяч человек. Наличие окружного дома офицеров, в котором постоянно проводились гарнизонные мероприятия, выдвигало повышенные требования к содержанию территории прилегающей к военному городку.

Обучение и воспитание личного состава 99-го ОКБ имели свою особенность. Мы максимально использовали возможность городка для проведения занятий по боевой подготовке, проводили выезды на полевые занятия, стрельбы. Большое внимание уделялось подготовке личного состава к несению караульной службы по охране гарнизонных объектов: гауптвахты, военной прокуратуры и военного трибунала, политотдела спецчастей. Занятия с личным составом проводились практически на специально оборудованном месте, с учётом особенностей охраны каждого объекта. Особое место в подготовке солдат и сержантов занимали строевая и физическая подготовка, так как при выполнении обязанностей патрульных они должны были служить образцом соблюдения воинской дисциплины, формы одежды, воинской вежливости и правил отдания воинской чести. В случае неповиновения или сопротивления военнослужащего при его задержании по указанию начальника патруля должны были быть готовы применить силу. Однако, основной заботой было воспитание личного состава. Особенность состояла в том, что с одной стороны, наши военнослужащие патрулировали улицы и площади столицы, любовались её красотами, приобщались к культуре. С другой – им приходилось иметь дело с нарушителями воинской дисциплины, а при охране гарнизонной гауптвахты с преступниками. Я благодарен офицерам и прапорщикам батальона за то, что они учитывали эти особенности в работе с подчинённым личным составом.

Не могу не вспомнить своих ближайших помощников. Это заместитель по политической части Трошин Вячеслав Сергеевич – абсолютно уникальная личность по своим человеческим качествам, он был близок личному составу. Начальник штаба Хмелидзе Сергей Сергеевич гармонично сочетающий в себе качества командира, штабиста и воспитателя. Заместитель по тылу Струк Пётр Петрович хорошо подготовленный профессионал, легко решавший вопросы материального обеспечения подразделений батальона. Заместитель по технической части Щебланин Николай Петрович скромный трудяга, умело организующий правильную эксплуатацию, техническое обслуживание и ремонт техники батальона. Работали мы дружно, согласовано, не скажу, что всегда были в числе передовых, но держались на хорошем уровне и поставленные задачи выполняли.

Летом 1977 года я имел беседу с военным комендантом, в ходе которой он мне сказал: «Вячеслав Иванович, я чувствую, что ты уже вырос, но у меня полковничьей должности нет. Давай, подыскивай что-нибудь». Мне помог бывший кадровик комендатуры. Вскоре я получил два предложения: управление кадров сухопутных войск, но это было связано с командировками, а я уже привык к московскому асфальту, да и семье надо было уделить внимание – дочь росла почти без моего участия, и возглавить кафедру общевойсковой подготовки на военно-дирижёрском факультете при Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Успешное овладение предметами кафедры давало курсантам возможность получения офицерского звания по окончании факультета. Я согласился на кафедру, хотя не ощущал себя педагогом. Впрочем, о своём выборе я ни разу не пожалел. Военный комендант нашёл мой выбор несерьёзным и задал мне вопрос: «Хорошо, иди, преподавай, но если я тебе предложу вернуться в комендатуру, ты вернёшься?» Я дал положительный ответ.

В профессорско-преподавательский состав я вписался, да и с курсантами сложились хорошие отношения. Я окунулся в атмосферу постоянного общения с интеллигентными людьми. Не в обиду будет сказано для остальной части армии, но это были уникальные люди и я всячески старался соответствовать их уровню. Ещё одной особенностью был график работы непривычный для меня. Я приходил к 9 утра и уходил в 17 вечера. Свободное время я максимально использовал для работы над собой, много читал, тщательно готовился к каждому занятию. Особенно любил проводить занятия по военной топографии. Я получал огромное удовольствие от своей деятельности, от коллектива, от учеников. Особенно радовало отношение курсантов к кафедре. На торжественных собраниях, когда отмечали кого-нибудь из преподавателей кафедры, зал аплодировал особо громко.

Я работал на кафедре шесть лет и к тому периоду уже стал замечать, что из-за прошлого кровоизлияния голосовых связок, я стал терять голос и говорил всё тише ко второму часу лекций. Курсанты относились к этому с пониманием, но я испытывал дискомфорт. А тут как раз от военного коменданта генерал-лейтенанта Серых В.Д. поступило предложение вернуться в комендатуру и принять должность заместителя военного коменданта города Москвы. Я дал согласие и вскоре был вызван на беседу к командующему войсками Московского военного округа, Герою Советского Союза, генералу армии Лушеву Петру Георгиевичу. Спустя несколько дней состоялось моё назначение.

В должности заместителя военного коменданта города Москвы я прослужил с сентября 1983 г. по февраль 1992 г. и решал многие вопросы, но основными были боевая готовность комендатуры, командирская подготовка офицеров, боевая подготовка полка и особенно специальная подготовка батальона почётного караула. У меня снова появилась возможность присутствовать на торжественных церемониях встреч и проводов иностранных делегаций.

Особенно памятен мне 1988 год. 5 мая родился внук, чему я был безмерно рад. Я благодарен своей дочери Елене, что она согласилась назвать его Иваном, в честь моего отца. Желание быть рядом с внуком преследовало меня постоянно, но служба сделать это не позволяла. В том же месяце завершает службу генерал-лейтенант Серых В.Д. и мне пришлось с мая по октябрь исполнять обязанности военного коменданта, в должность командующего войсками МВО вступает генерал-армии Кочетов Константин Алексеевич, имевший негативное отношение к военной комендатуре города Москвы. Трудно, но оказалось возможным изменить это отношение в лучшую сторону. Командующий, как начальник столичного гарнизона, стал воспринимать военную комендатуру своим настоящим помощником в решении задач гарнизонной и караульной службы. Подтверждением тому служит следующий факт. В 1980-е годы шла тенденция на сокращение офицерского состава, существовал приказ Министра обороны, устанавливающий возрастной ценз службы для полковника 50-ю годами. И вот, однажды, на мероприятии в ОДО командующий в присутствии начальника управления кадров округа спрашивает меня: «Богданов, тебе что, уже 50 лет?» Я ответил: «Нет, товарищ командующий. Если быть точным, мне уже 51 год». «А, ну служи!». Благодаря ему, я прослужил до 54 лет и уволился из Вооружённых сил в 1992 году. По своему отцу и другим офицерам я знаю, как тяжело пережить увольнение. Многие через год-два уходили из жизни. Моё увольнение совпало с развалом СССР. Я переживал не один, а вместе с народом, с офицерским корпусом.

Чтобы отвлечь себя от тяжёлых мыслей, занялся возведением скромной дачи на 6-ти сотках. Не забывал заниматься с внуком забавным и очень восприимчивым малышом, который занял центральное место в моей теперешней жизни.

В ноябре 1992 года получил настойчивое предложение своего сослуживца о трудоустройстве. 17 декабря того же года был принят на работу в Объединение по эксплуатации и техническому обслуживанию федеральных архивов. Работал заместителем начальника режимного отдела, затем заместителем директора, а с 1997 года по настоящее время являюсь директором объединения. Привыкание к гражданским условиям было сложным, но успешным. Работа для меня своего рода эликсир жизни.

Связь с комендатурой не терял, был избран коллективом ветеранов заместителем председателя Совета ветеранов и несу эту общественную нагрузку по настоящее время.

Наиболее активная часть работы ветеранской организации пришлась на период, когда военную комендатуру города Москвы возглавлял генерал-лейтенант Денисов Александр Николаевич – человек многогранный, творческий, обильно наделённый замечательными качествами. К тому времени подрос мой внук и я, по примеру своего отца, брал его с собой на многие мероприятия, проводимые комендатурой. Он с большим интересом познавал армейскую жизнь. Однажды, на Поклонной горе, после проведённого мероприятия, был устроен обед. Полевая кухня, палатка в которой были сервированы столы, всё это вызывало аппетит. Подали гречневую кашу, вижу, внук воротит носом. Тогда я сам беру кашу и начинаю есть. Он смотрел-смотрел, а потом решил попробовать и под конец спросил шёпотом: «Дедушка, а можно облизать тарелку?». Конечно, я надеялся, что он пойдёт по моей стезе, но по состоянию его здоровья не сложилось. Тем не менее, он с золотыми медалями окончил школу, а затем Международный университет в Москве, работал в Министерстве образования Российской Федерации, а в настоящее время работает в Сколково.

В заключение хочется сказать тем, кто находится в воинском строю. Воинская служба является наиболее активной формой реализации долга и обязанности гражданина по защите Отечества. Надо постоянно совершенствовать свое воинское мастерство, чтобы в случае агрессии против нашего Отечества защищать его мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения победы над врагом. Желаю успехов в этом благородном деле.

Награды:

Почётная грамота ЦК ВЛКСМ

Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-ей степени

Орден «Почёта»

16 медалей