Никитенков Александр Кузьмич

Никитенков Александр Кузьмич

Никитенков Александр Кузьмич
28 августа 1925 года
Полковник в отставке
Инженер службы по организации охраны и обороны объектов центральных органов военного управления Министерства обороны РФ в Управлении коменданта охраны Министерства обороны

Биография

Я родился в деревне Юрошки Смоленского района, где прожил всего три года. Помню про те места, что они очень болотистые, поэтому село состояло из хуторов: где сухо, там и дом. Ещё не могу забыть, как по ночам волки подходили прямо к избам и протяжно выли, а также то, что нам нечего было кушать: основным блюдом в нашем доме была болотная трава осока. Из-за голода мы всей семьёй — родители, я, старшая сестра Надя и старший брат Николай — переехали в Москву, где жила бабушка по маминой линии.

Жизнь в столице была немного легче. Папа, Кузьма Иванович, устроился работать в милицию. От рядового он дослужился до майора, начальника уголовного розыска Московско-Киевской железной дороги. Правда, дома мы его почти не видели и росли сами по себе. После школы я, как настоящий московский «хулиган», гонял мяч, голубей, а иногда участвовал в драках. В то время мальчишки часто собирались «район на район», «двор на двор»; без этих разборок не обошлось ни одно советское детство.

Я учился в средней школе №101. Из всех предметов мне больше всего нравились русский язык и литература, особенно творчество Николая Алексеевича Некрасова, русского поэта, публициста. Эту любовь привила наша преподавательница Александра Александровна: она не ругала за оплошности, но требовала, чтобы мы читали стихи душой, с интонацией, иначе всё — конец белому свету.

Со школьной скамьи в 1942 году по повестке военкомата я отправился на трудовой фронт, в школу Фабрично-заводского обучения №1 города Орска, где наша семья находилась в эвакуации. Конечно, про учёбу речи не шло. Людей не хватало и нас, молодёжь, ставили за станки. Чтобы выполнить оборонный заказ, мы работали по 14-16 часов в сутки: варили фермы для мостов, цистерны для перевозки нефтепродуктов, бочки, двухъярусные кровати и многое другое. Мы сильно уставали и иногда оставались ночевать прямо в цеху под стеллажами, несмотря на жуткие сквозняки — помещение завода было открытым, только крыша и километровые проёмы в стенах.

Из одежды у нас были ватные штаны, телогрейка да ботинки на деревянной подошве. В качестве пайка нам выдавали хлеб. Если разделить его на равное количество дней, то суточная доза получалась чуть больше спичечного коробка. Так как система питания была карточной, то я съедал свою норму уже за неделю. Это сейчас я думаю, что мог бы делить её на равные части и прятать, но тогда сложно было себя контролировать. В итоге я шёл на рынок в Орск, продавал свою телогрейку и покупал булку хлеба, а потом на заводе отыскивал какую-нибудь старенькую, засаленную куртку. Так и жил.

4 июня 1943 года меня призвали на фронт, но сначала отправили на Пятые военные курсы радиотелеграфистов в городе Темир Актюбинской области. Нашим преподавателем была чудесная женщина Марина, радиотелеграфист первого класса. Она использовала интересные поговорки: «Та-та-та, тё-ти Ка-те, ти-та-та…», и таким образом всего за полтора месяца научила нас азбуке Морзе. Первого сентября я прибыл радистом на 1-й Украинский фронт. В составе 265-го отдельного гвардейского минометного полка, 8-го механизированного корпуса, 1-й танковой армии я участвовал в Корсунь-Шевченковской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской боевых операциях. Моей основной задачей было осуществлять связь между нашими дивизионами: вместе с командиром я отправлялся за первую линию ближе к немцам и передавал на миномётные батареи цели для артобстрела. В последней Львовско-Сандомирской операции меня тяжело ранили сначала в ногу, потом в живот. Это было после прорыва обороны за рекой Вислой. Ниже, чтобы не пересказывать, я приведу текст из наградного листа, в котором описан мой последний месяц на войне.

Наградной лист

Фамилия, имя и отчество: Никитенков Александр Кузьмич

Звание: гвардии ефрейтор, радист 265-го Отдельного Гвардейского Минометного Черновицкого Полка

Краткое изложение личного боевого подвига:

В бою под г. Томашув 21 июля 1944 года товарищ Никитенков под артиллерийским огнём и бомбёжкой авиации противника в течение суток держал бесперебойную связь со своими корреспондентами на двух волнах. Несмотря на бомбёжку и обстрел самолётов противника дважды исправлял рацию, восстанавливая связь. Будучи раненым в ногу, товарищ Никитенков оставался на своём посту, продолжая передавать команды.

Благодаря бесперебойной связи в этом бою уничтожено: 2 расчёта батареи, подавлена батарея и подбито 2 автомашины противника. 7 августа 1944 года в бою под деревней Влостув товарищ Никитенков вторично показал образцы мужества и героизма. Под непрерывным, накрывающим огнём вражеской артиллерии бомбежкой с воздуха, в течение полутора суток, не отходя от радиостанции, держал связь на нескольких направлениях.

Несколько раз антенну сбивали осколки, и станция выходила из строя, но товарищ Никитенков мужественно устранял недостатки. Будучи вторично ранен, он остался передавать команды в тяжёлом состоянии здоровья, и только после окончания боя был отправлен в госпиталь.

За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, товарищ Никитенков достоин правительственной награды Орденом Славы III степени.

С тяжёлым ранением меня отправили на лечение. Я прошёл несколько госпиталей: армейский полевой, сортировочный в городе Винница (Украина) и напоследок Харьковский эвакуационный №1399. Выписали меня 21 сентября 1944 года и зачислили в 48-й запасной артиллерийский полк в городе Чугуев, где я ждал отправления на фронт. Однако на передовую меня больше не пустили: сначала перевели во 2-й запасной стрелковый полк командиром отделения, а затем в Харьковское пехотное училище; там я и встретил победу над Германией.

Оглядываясь, я вижу, насколько разной была война для всех солдат. К примеру, мой брат воевал с самого начала и до победы в 1945-ом. Он был артиллеристом в Резерве Верховного Главного Командования (РВГК), и не получил ни одного ранения, а некоторые ребята погибали в первый же день…. Однажды к нам в полк пришло пополнение, среди бойцов был молодой радист. Мы как раз меняли дисклокацию и передвигались по шоссе. Внезапно начался обстрел с воздуха и с земли. Машины прижались к обочине, и солдаты бросились в ближайшие укрытия. Новый радист выпрыгнул из кузова последним, но по роковой случайности приземлился там, куда тут же упал снаряд. Так и получилось, что всего один день воевал…

В 1946 году Харьковское пехотное училище расформировали и меня направили учиться дальше в Киев, в Краснознамённое общевойсковое училище. По окончании училища с августа 1946 года по декабрь 1949 года проходил службу в группе Советских войск в Германии, был командиром взвода в 75-м гвардейском механизированном полку 23-ей механизированной дивизии, 59-ом механизированном полку 18-ой механизированной дивизии и затем в 16-ом Особом полку охраны репарационных и импортных грузов. С декабря 1949 года по октябрь 1983-го я служил в Военной комендатуре города Москвы, из них семь лет — в Отдельном 99 комендантском батальоне в должности заместителя командира по политической работе. В порядке воспитания бойцов, мы организовывали в батальоне встречи с героями нашей страны. Был у нас первый космонавт Юрий Гагарин, советский военачальник Семён Будённый — показывал солдатам, как он шашкой рубил, — космонавт Герман Титов, герои Советского Союза Мелитон Кантария и Михаил Егоров, водрузившие Знамя Победы на крыше немецкого Рейхстага рано утром 1 мая 1945 года, и государственные и военные руководители.

За 34 года службы я внёс посильный вклад в повышение авторитета Вооруженных Сил, укрепление дисциплины в Московском гарнизоне, сохранение и обеспечение проведения воинских ритуалов, улучшение материально-технического обеспечения военнослужащих комендантских подразделений. Мне повезло, я служил с видными заслуженными военачальниками: командующими войсками Московского военного округа генерал-полковником П.А. Артемьевым, маршалом Советского Союза К.С. Москаленко и маршалом Н.И. Крыловым; военными комендантами города Москвы — генералами К.Р. Синиловым, П.И. Астаховым, И.С. Колесниковым (с ним мы служили 17 лет) и В.Д. Серых. Я помню каждого из них и очень уважаю.

Особенно мне нравился генерал Армии Владимир Леонидович Говоров за его характер, прямоту, отношение к рядовым. Он никогда не пользовался славой своего отца, маршала Советского Союза Говорова Леонида Александровича, и вёл скромный образ жизни. Это был генерал без апломба. Независимо от звания он общался и с рядовыми, и с полковниками, как с равными товарищами, а при необходимости мог сам что-то подсказать или попросить совета у других, или мы к нему обращались с просьбами, а он помогал.

В целях воспитании военнослужащих Московского гарнизона в любви к своей форме одежды при военной комендатуре города Москвы мы организовали музей военной формы, начиная с кольчуги и до обмундирования Роты Почётного караула. Собирали экспонаты по крупицам: что-то выделили музеи Москвы и Санкт-Петербурга, что-то нашли в воинских частях. Бал также стенд с «самодеятельностью»: форма или какие-то её элементы неустановленного образца, например, разрисованные солдатами срочной службы погоны, сильно расклешённые брюки или разукрашенные фуражки. К сожалению, впоследствии музей закрылся, но даже за короткий срок успел послужить своей цели — воспитанию солдат.

Отрадно, что в наши годы, начиная с генерал-лейтенанта Ивана Степановича Колесникова (1953-1970 гг. службы в комендатуре), у личного состава рядовых, сержантов, офицеров было высоко развито чувство патриотизма, любви к военной комендатуре. Наши солдаты выделялись среди всего московского гарнизона формой одежды, оснасткой, выправкой. Генерал-майор Пётр Иванович Астахов (1970-1972 гг. службы в комендатуре) продолжил работу И.А. Колесникова и, несмотря на короткий период службы, сумел привить солдатам огромное чувство гордости за свою службу и стремление быть лучшими. При этом П.И. Астахов не прибегал к угрозам, но умел заставить солдат стыдиться своих поступков и внешнего вида. К примеру, обходя нарушителей, он мог остановиться перед одним из них и расхвалить его, мол, и красавец, и ростом вышел, и девчата, наверное, строем за ним бегают, а потом посмотрит сурово и скажет: «Но вот какой же вы замухрышка! Посмотрите только: ботинки стоптаны, китель замызганный, носки грязные». До сих пор, из поколения в поколение, передаётся эта сложенная годами традиция — делать всё на высшем уровне. Любой ритуал, будь то вынос Знамени или какой-то другой, выполняются солдатами чётко и старательно.

За время службы меня нередко поощряли Министр обороны, Командующий войсками ордена Ленина Московского военного округа, Военный комендант города Москвы, Комендант охраны Министерства обороны РФ. После увольнения из Вооруженных Сил я работаю в Управлении коменданта охраны Министерства обороны ведущим инженером службы; работаю до сих пор, поэтому мой общий стаж составляет уже 70 лет и продолжает идти.

Также я активно участвую в военно-патриотическом воспитании молодёжи. На встречах они часто спрашивают меня о войне, но, если честно, я героем себя не ощущаю. В первую очередь мы все были солдатами и каждый — герой. А вообще говорить о войне сложно, потому что приходится вспоминать тех, кто ещё вчера был с тобой, а сегодня погиб. Таких товарищей десятки, и рассказывать об этом больно. Ещё спрашивают про водку: выдавали её нам перед боем или нет. «Конечно, выдавали» — отвечаю я, — «но не только для боевого духа, но и для здоровья, для борьбы с простудными заболеваниями». К примеру, за два года на войне я лишь однажды ночевал в доме и то чуть к немцам не попал, а в остальное время спал только в окопах, поэтому, что ни говори, а водка спасала.

Про себя могу сказать, что я счастливый человек, ведь я встретил любовь своей жизни — Ларису, с которой мы вместе с 1950 года. Познакомились мы в подмосковном Переделкино, где я искал жильё после возвращения из Германии (в столице в двухкомнатной квартире жили родители да ещё брат с женой и дочкой). Приёмные родители Ларисы как раз продавали третью часть дома. Вот и получилось, что купил жильё, а в придачу получил жену. Свадьбу не откладывали: в феврале познакомились, а в апреле уже поженились. В 2015 году у нас юбилейная годовщина — 65 лет. Девчатам могу только пожелать таких верных мужей, как я, а молодым людям мне хочется сказать, чтобы они были честными в своих поступках, чтобы любили Родину и свою профессию, чтобы добросовестно исполняли долг.

Награды:

Орден Славы III степени

Орден Отечественной войны I степени

Орден Красной Звезды

Орден «Знак Почёта»

Медаль «За боевые отличия»

Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

Медаль Жукова

Медаль «За трудовую доблесть» и другие отличия.

Семья

Никитенков Александр Кузьмич с 1950 года женат на Ларисе Васильевне. Как он говорит, «жена у него одна — родненькая». Вместе они воспитали двух дочерей — Марину и Аллу. Обе окончили медицинский институт, работали в клинике. В настоящий момент старшая дочка трудится в травматологии, младшая — находится дома. Также в семье есть внуки: Андрей — журналист, Юрий — ведущий специалист страховой компании и Елена — инженер и экономист. В 2013 году внучка подарила Александру Кузьмичу правнука, которого назвали в честь дедушки Сашкой.
16 медалей