Подобед Валерий Иванович

Подобед Валерий Иванович

Подобед Валерий Иванович

Родился 26 апреля 1950 года

Полковник в отставке

1986-1991 гг.: командир 154-го Отдельного комендантского полка

Биография

Я родился в небольшом городе Жиздра Калужской области. Там жили мои бабушка с дедушкой, причем дед, Коренев Иван Николаевич, коммунист, был лично знаком с В.И. Лениным и И.В. Сталиным. Ещё студентом он участвовал в революции 1905 года. Тогда-то его и ранил казак — нагайкой пробил голову. Дедушку прооперировали, а потом сослали в Сибирь. При советской власти он работал в Комиссариате образования, затем был комиссаром народного образования Брянской области, а потом уехал в глубинку, в Калужскую область, где стал директором школы-интерната.

Все трудные годы с моим дедушкой была бабушка, его жена Акилина Андреевна, но все её звали просто — Лина Андреевна. Она уехала за ним в ссылку и вышла замуж. Когда они приехали в Калужскую область, бабушка работала в школе-интернате учительницей русского языка и литературы.

У меня сохранились очень интересные воспоминания о дедушке, несмотря на то, что мне было всего три года, когда он умер. Дед напоминал мне писателя Л.Н. Толстого. Не знаю, почему. Может от того, что он ходил по своей пасеке в белой холщевой рубахе длиной до пят, как великий писатель. Мама рассказывала, что дед очень меня любил, потому что я был его первый внук. А ещё помню, как его хоронили. Почти весь город пришел проститься, ведь многие жители прошли тогда через интернат, через руки моих бабушки с дедушкой. Пять лет назад, когда я приехал посетить могилку, женщина в сторожке узнала меня, показала, где похоронен дед. Так что люди до сих пор помнят, и от этого мне очень тепло.

Мой отец, Иван Михайлович, родом из Беларуси (прим.: ранее Белорусская ССР), из деревни Ельня Могилевской области. Родился 20 декабря 1922 года, окончил семилетку, а затем, будучи комсомольцем, уехал на Донбасс работать в шахте. В 1941 году, в неполные 18 лет, отец ушел добровольцем на фронт. Под Москвой он взял в плен немецкого майора, за что получил орден Красной звезды. После этого его направили на офицерские курсы. Он отучился три месяца, получил звание младшего лейтенанта и снова ушел на фронт. Войну закончил майором, и после победы остался служить в армии. Мой дед по отцовской линии тоже был кадровым военным, унтер-офицером. Но я его совсем не знаю, только по рассказам родителей. Дело в том, что в 1937 году его репрессировали, и, хотя уже в 1939 году он был реабилитирован, всё же не дожил до своего освобождения — умер в ссылке от болезни.

После войны отец служил замполитом полка, потом работал в политуправлении штаба армии, был начальником Дома Офицеров в Ровно (прим.: Западная Украина), а затем старшим преподавателем, заместителем начальника кафедра и, наконец, начальником кафедры Львовского высшего военно-политического училища. Там и работал до увольнения. К несчастью, семь лет назад он умер.

Моя мама, Нина Ивановна родилась 20 августа 1926 года и жива до сих пор (прим.: авг. 2014 г.). Я считаю её уникальной, так как она умеет играть на многих музыкальных инструментах. Когда-то она окончила музыкальную школу, и во время войны, в эвакуации сама преподавала музыку, а также работала уборщицей в забойном цеху, чтобы получать какие-то продукты. Как она рассказывала, по праздникам даже перепадали хвосты и уши, остальное шло на фронт. После войны мама вернулась с родителями в Жиздру, а потом поступила в медицинский институт в Смоленске. Как раз в это время отец проходил в городе курсы  повышения квалификации политработников. Так они и встретились, поженились, родился я. По службе отец уезжал в Германию, а когда вернулся, то из одной части в другую они переезжали уже вместе с мамой. Везде, куда они прибывали, мама работала врачом, во Львове — начальником медпункта, а затем начальником медслужбы Львовского высшего военно-политического училища, то есть всегда была рядом с отцом. Сейчас у неё остались только мы — дети, внуки. И, несмотря на свой почтенный возраст в 87 лет, мама каждому присылает на день рождения собственные поздравительные стихи на восьми листах.

Как вы уже поняли, моё детство прошло в переездах. Так что в школу я пошел в Изяславле, потом учился какое-то время в Ровно, а 8-ой класс окончил во Львове, после чего поступил в Киевское суворовское военное училище.

Каким бы идеальным мне ни казался мир военных, первое время в училище было тяжело: и морально, и физически. Ведь нас в роте было 160 человек, 160 разных характеров, между которыми шла борьба, а вместе с ней становление, сплочение коллектива. Был у нас, к примеру, Миша Руденко из глухой украинской деревни. В училище он впервые увидел рояль, спрашивал, что это, зачем. А когда услышал, как он играет, то ещё долго-долго ходил кругами, трогал пальцами клавиши, и потом даже научился играть сам. Вот такие мы были разные, а кроме того, изменился весь уклад жизни, дисциплина, даже питание.

Сразу же на второй день учёбы офицеры разобрали нас по спортивным секциям. Кого на бокс, кого на лёгкую атлетику, стрельбу; меня отправили на вольную борьбу, хотя со школы я занимался фехтованием. Любовь к шпаге у нас тогда проснулась всем классом после выхода французских фильмов про мушкетеров и «Фанфан-тюльпана», но в армии фехтование не пользовалось популярностью. На вольной борьбе я травмировал руку, и меня перевели в стрельбу; я получил по ней первый разряд, стрелял из револьвера.

Дисциплина в училище была очень жёсткой. До сих пор помню 110-метровый коридор, который приходилось подметать, натирать ножными щётками по два раза в сутки. И всё это делали только два человека в наряде. Помимо физической и военной подготовки мы учились. Уровень преподавания в училище по тем временам был на порядок выше, чем в обычных школах: у педагогов была выше зарплата, работа считалась престижной и приглашались на неё только лучшие педагоги города. По иностранным языкам все Олимпиады вообще только суворовцы выигрывали. После окончания училища почти все мы получали удостоверения военных переводчиков, свободно разговаривая на английском, немецком или французском. В 11 классе даже военная география и новейшая история преподавались у нас на иностранных языках. До сих пор, путешествуя по Европе, я достаточно свободно объясняюсь с иностранцами.

В 1968 году я без экзаменов поступил в Московское общевойсковое училище Верховного совета, а после окончания меня отобрали в 1-ю отдельную роту Почетного караула. Уже в конце сентября я впервые участвовал в мероприятиях по встрече иностранных делегаций, в один день мы принимали президента Чили Сальвадора Альенде, министра обороны Финляндии и присутствовали на встрече у министра обороны СССР Андрея Антоновича Гречко. После этого другие офицеры сказали мне: «Теперь, товарищ лейтенант, мы вас признали!» Ведь у нас как было — чем раньше встанешь в строй, тем скорее станешь своим.

Моим первым командиром был майор Богданов Вячеслав Иванович. После он командовал 99-ым отдельным комендантским батальоном, а затем был заместителем коменданта города Москвы. Вячеслав Иванович — обаятельный, порядочный и грамотный офицер. Он был человечный и в то же время жёсткий, имел высочайший авторитет. Мы не столько верили Уставу, сколько верили Богданову В.И.: то, что он сказал — закон. Также мне посчастливилось служить с заместителем командира роты Макаровым Борисом Александровичем, ныне покойным. Мы вместе служили в РПК 99-го ОКБ, 154-ом ОКБ и военной комендатуре города Москвы.

Основной нашей обязанностью в роте были встречи, проводы, возложения. Одним из памятных моментов был 1972 год, когда произошёл первый за всю историю двухсторонних отношений официальный визит действующего президента США Ричарда Никсона в Москву. Также мы встречали Фиделя Кастро, королеву Дании Маргариту II и других лиц. Все эти моменты были запечатлены на пленку, и у каждого офицера и солдата до сих пор есть альбом с памятными фотографиями.

Два с половиной года в 1-ой отдельной роте почётного караула я командовал взводом, в мае 1975-го меня назначили командиром 1-ой комендантской роты 99-го отдельного комендантского батальона. Служил на этой должности три года. В 1977 году меня назначили начальником штаба 99-го отдельного комендантского батальона.

Когда в 1979 году началось формирование 154-го отдельного комендантского полка, я командовал 2-ым комендантским батальоном. Так что я один из тех, кто стоял у истоков формирования полка. Основной проблемой было набрать офицеров. Трудность заключалась в том, что выпуск из училищ уже прошёл, и своих лейтенантов никто не отдавал. Тогда Серых В.Д., комендант Москвы, решил временно откомандировать офицеров из отдела организационной службы: мол, числится там, но служит у нас. Не все были довольны его приказом, ведь служба в других частях имела строгий распорядок и четкое время отдыха, а у нас приходилось служить практически круглосуточно: ходить в караулы, командовать и т.п. С набором солдат тоже были проблемы, так как батальон должен состоять из призывников одного года. В итоге в строй пошли все: и повара, и кладовщики, и писари.

В 1981 году я поступил в военную академию им. М. В. Фрунзе, окончил её в 1984-ом с золотой медалью и вернулся в полк начальником штаба. Академия дала мне прекрасную методологическую основу для работы и, вооружившись новыми знаниями, я начал корректировать те недочёты, которые скопились за время моего отсутствия. Впервые я занимался не только расписанием рядовых, но и офицеров:  полностью переделал графики несения службы, занятий, подготовил новую документацию, сменил двух офицеров. Я внёс изменения в каждую структуру полка, вплоть до того, что закрыл штаб для посещений. До этого туда мог прийти каждый, чтобы что-то спросить, попросить подписать бумажку. Это сбивало рабочий ритм, поэтому я вынес решение, что до обеда штаб работает только на себя, а все посещения начинаются после 15.00. По сути, это было жёстким шагом, но постепенно мы увидели, что полк живёт и трудится, как единый слаженный механизм.

В 1986 года меня назначили командиром полка, а начальником штаба стал Ковалёв Пётр Алексеевич, которому я передал весь свой опыт. На мои же плечи был возложен теперь не только штаб, но и всё, что было за его пределами: обеспечение продовольствием, вещевыми и горюче-смазочными материалами, боеприпасами, стрельбы, вождение, боевая готовность, подсобное хозяйство. Если до этого мне казалось, что я знаю про полк всё, то, став командиром, я понял, что не знаю и половины. Конечно, такая служба требовала невероятных усилий, но опять же мне помогла личная строгая дисциплина, методики, чёткая регламентация.

На должности командира полка я служил пять лет. В 1990 году за успешное командование мне досрочно присвоили звание полковника, в ноябре 1991-го — назначили на должность заместителя военного коменданта. Уволился я 1995 году.

Мне по жизни очень повезло, ведь все командиры, с которыми мне довелось служить, были людьми незаурядными. С каждого из них можно было брать пример, и я многому научился у них. Например, про командира роты Киевского суворовского училища Марьяненко Ивана Максимовича можно написать целую книгу. В 1941 году он уже был офицером, разведчиком, и служил в тылу врага на территории Беларуси (прим.: до 1991 г. Белорусской ССР). В 1943-ем немцы раскрыли его и арестовали. С наступлением советской армии всех заключенных вывели во двор и растеряли. Два дня Иван Максимович пролежал раненый, сумев выбраться из-под трупов и подползти к воротам. Когда наши войска ворвались на территорию штаба и увидели ещё живого заключенного в форме полицая, то снова расстреляли его. Однако судьба опять оказалась к благосклонна — раненного человека подобрали местные жители и передали в госпиталь. Там уже разобрались, что к чему, вручили орден, поставили на ноги и отправили обратно на фронт. Окончив войну капитаном, Иван Максимович пришёл в суворовское училище.

О Серых Владимире Дмитриевиче можно вообще написать 3-х томник, но и этого будет мало. Это был удивительный офицер. Служить при нём было тяжело: на него обижались, от его требовательности буквально стонали. Но, став командиром полка в 1986 году, я начал понимать, сколько всего он сделал. Ведь это Серых В.Д. создал комендатуру в том виде, в котором она сейчас. Если бы не он, то, возможно, по-прежнему существовал бы только батальон. Ещё одной огромной заслугой Серых В.Д. была его книга «Воинские ритуалы». В академии каждый просил меня достать её экземпляр. Ведь на то время был только Устав — сухая теория на полстраницы, — а Владимир Дмитриевич создал по-настоящему уникальное пособие, как открывать памятник, как встречать официальных лиц и т.п. со схемами, фотографиями и описаниями.

Также я помню многих своих рядовых, подчинённых — Касьянова Михаила Михайловича (министр финансов 1999-2000 гг., председатель правительства РФ 2000-2004 гг.),  Саблина Дмитрия Вадимовича (российский политик, депутат Госдумы 2003-2013 гг.), Пономаренко Андрея Николаевича (Председатель Совета директоров Группы Компаний «ЦНТ») и много-много других. Гуляя по Москве, я вспоминаю солдата Рахимзянова Зариба Якубовича. Он был из какой-то глубинки на Урале, и каждое увольнение ездил до станции метро Красные ворота или Таганской, а через три часа возвращался счастливый. Я как-то поинтересовался у командира отделения, что он там делает, и он ответил: «На эскалаторе катается, ему нравится». А вообще я невероятно горд, что служил в 154-ом отдельном комендантском полку, потому что сейчас мне есть, кого вспомнить и о ком рассказать.

Молодым ребятам я хочу пожелать любить Родину и твёрдо верить, что самая почётная обязанность мужчины — служба своей Отчизне в Вооружённых силах. Я говорю это не потому, что служил сам, служили мои отцы и товарищи, а потому что это долг перед нашей Родиной, лучше которой ничего нет. И пусть у неё много недостатков, но это всё наше, это всё полито кровью наших отцов, дедов.

Награды

Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-ей степени (1989 г.)

Медаль «За боевые заслуги»

Почётные грамоты ЦК ВЛКСМ

Семья

Женат на Надежде Николаевне, выпускнице Московского педагогического института. Воспитал дочь Викторию, 1977 г.р. Дочь окончила Российскую экономическую Академию им. Плеханова, работает директором департамента ипотечного кредитования в ВТБ 24. Подобед Валерий Иванович трудился вплоть до 2012 года, сейчас на пенсии.